Вознесенский Оршин женский монастырь

ВОЗНЕСЕНСКИЙ ЛЕКТОРИЙ. Занятия по основам иконографии “ВОЗНЕСЛСЯ ЕСИ ВО СЛАВЕ, ВСЯЧЕСКАЯ ИСПОЛНЯЯЙ”


29 мая продолжились учебные занятия – на этот раз монахиня Амвросия (Яковлева), преподаватель Детского Центра «Родник», провела для насельниц обители беседу по основам иконографии «Вознеслся еси во славе, всяческая исполняяй» и рассказала об особенностях иконографии иконы Вознесения, вновь обратив внимание на то, что язык иконописи – особый язык, обращенный к вечному.  Ниже приводим краткое изложение занятий.

Иконография Вознесения сложилась уже к VI столетию и до наших дней сохранялась неизменной за исключением лишь некоторых деталей.

Праздник Вознесения есть праздник завершенного спасения. Совершилось это событие на сороковой день после Воскресения. Господь пребывал на земле с учениками, укрепляя и научая их тайнам Царствия Божия, подготовляя их души к принятию Святаго Духа. Главный акцент и в евангельском повествовании, и в православной иконографии здесь делается не на самом факте Вознесения, а на последних заповедях Спасителя, устанавливающих и определяющих роль и значение Церкви в мире.

Успенский собор Владимира, 1408 г

В иконографии праздника мы видим всегда четкое разделение на две смысловые группы. Основной объем изображения отводится, казалось бы, менее значимой группе, состоящей из Богородицы, ангелов и апостолов. Главное же действующее Лицо –  Сам возносящийся Спаситель –  находится как бы на втором плане. Но в иконе никогда не бывает ничего случайного, не имеющего глубокого смысла. Сопоставимость размеров не всегда указывает на значимость.  В иконографии Вознесения, как и в Священном Писании, основное значение повествования лежит не на факте Вознесения самом по себе, а на тех последствиях, которые оно имеет для Церкви и мира. Вознесение Христа – событие и торжественное, и одновременно скорбное. Господь покидает своих учеников, но оставляет обетование о пришествии Утешителя. Одновременно тут сокрыто и предвозвещение Второго пришествия.

Миниатюра Евангелия, мон. Дионисиат, Афон, ок.1059г

Господь в образе Пантократора, или Вседержителя, восседает на престоле или на радуге, в подножии у Него мы видим малую радугу. В левой руке свиток или кодекс – символ проповеди, правая рука благословляющая (очень редко Он благословляет обеими руками). Спаситель изображается в символическом сиянии небесной Славы. Иконографически Слава Его передается в виде мандорлы – овала или круга, состоящего из нескольких концентрических кругов, символа горнего неба. Эта символика указывает, что возносящийся Христос пребывает вне земного плана бытия, и этим момент Вознесения приобретает вневременной характер, который придает совершенно особенный смысл его деталям, выводя их из узких рамок исторического события. Это изображение восходит к видению пророка Иезекииля (Иез. 1:4-28). Одеяния Спасителя пронизаны лучами небесного нетварного света. Тонкие золотые линии (ассист) создают ощущение исходящего из самого Христа сияния. Мандорла также исполнена подобных солнечным лучам тонких линий ассиста.

В монументальных росписях державность Спасителя выражается еще в большей силе, особенно это заметно, когда композиция Вознесения находится в куполе храма.

Сан-Марко, Венеция, 12 век

Господь изображен в самом центре купола и как бы вписан в небесный свод, который создан самой архитектурой храма – сферическая, округленная поверхность купола представляет небесный свод и своим видом, и символическим значением, который придает ему Церковь. Спаситель уподобляется солнцу. По краю купола изображены Силы Небесные, поддерживающие мандорлу. Присутствие ангелов не является необходимостью, ибо Спаситель вознесся Своею Божественною силой и не нуждался в их помощи. Они служат лишь выражением Его славы и величия. На иконах изображаются в основном два ангела, но их может быть и больше. Иногда изображаются ангелы, трубящие в трубы. Этот мотив восходит к текстам праздничной службы: «Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне, еже вознести падший образ Адамов, и послати Духа Утешителя, еже освятити души наша» (Великая вечерня, стихира на стиховне).

Под изображением Спасителя в нижней части иконы всегда располагается изображение Божией Матери. О присутствии при Вознесении Господнем Богородицы в Священном Писании прямо не говорится, но утверждается Священным Преданием, передаваемом богослужебными текстами: «Радуйся, Богородице Мати Христа Бога: Егоже родила еси, днесь от земли возносима со апостолы зрящи, возвеличила еси» (Богородичен 9-ой песни 1 канона). Богоматерь на иконах Вознесения занимает совершенно особое положение. Она является осью всей композиции. Ее силуэт, необычайной чистоты и легкости, четкий и ясный, резко выделяется на фоне белых одежд ангелов; Ее строгая неподвижность не менее резко контрастирует с оживленными и жестикулирующими по обеим от Нее сторонам апостолами. Обособленность Ее часто подчеркивается подножием, на котором Она стоит и которое еще более выделяет Ее центральное положение. Как правило, Лик Ее обращен на молящегося, крайне редко – на Спасителя. Матерь Божия здесь олицетворяет Церковь – Тело Христово, Глава которой – возносящийся Христос. Жест Богородицы всегда отвечает Ее значению на иконах Вознесения. На одних – это жест Оранты, древний жест молитвы – воздетые руки, выражающие роль Матери Божией и олицетворяемой Ею Церкви по отношению к Богу – молитвенная связь с Ним, заступничество за мир.

На других же иконах – это жест исповедания, выражающий роль Церкви по отношению к миру. В таких случаях Она, как и мученицы, держит руки перед грудью открытыми ладонями вперед.

Миниатюра XI. Могнинское Евангелие. Армения

По сторонам от Богородицы помещены два ангела (как правило, в белых одеждах), указывающие апостолам на возносящегося Христа. Здесь служение ангелов уже иное: они, как мы знаем из Деяний апостольских, являются вестниками Божественного Промысла.

Апостолы разделены на две симметричные группы. Характерная деталь: на большинстве икон апостолы не имеют нимбов. Нимбы есть только у Спасителя, Божией Матери и ангелов. Отсутствие нимбов у апостолов являются свидетельством того, что на учеников Христовых еще не снизошла благодать Духа Святаго – Утешителя. Апостолы изображаются оживленно жестикулирующими и выражающими разнообразные чувства. Взоры их обращены на Спасителя, ангелов и друг на друга.

Апостолы вместе с Богоматерию представляют собой Церковь в полном Ее составе, а не только лица, исторически присутствовавшие при Вознесении. Поэтому здесь изображен апостол Павел, как апостол языков, а также евангелисты – апостол Лука и апостол Марк, относящиеся к апостолам от семидесяти.

Это литургический извод иконографии Вознесения. Но существует и исторический извод, встречающийся в самой древности – на иконе изображаются одиннадцать апостолов, которые реально присутствовали при самом событии Вознесения.

Если рассмотреть изображение Вознесения в западном искусстве, то мы увидим отсутствие понимания глубины мистического значения этого события. Здесь мы видим буквальное изображение евангельского повествования – Господь ногами идет по облаку, Матерь Божия никак не выделяется, а то и вовсе отсутствует, жесты и взоры апостолов выражают исключительно земные чувства. Здесь группа апостолов, исторически присутствовавших при Вознесении, не является образом Вселенской Церкви, а Спаситель и вовсе изображается телесно, а зачастую и очень грубо.

Джотто, 1308г.
Хуан Де Фландес, церковь Сан-Лазаро, Испания, 1519 г

Вернемся к православной иконографии и посмотрим самые ранние изображения Вознесения. Например, двери церкви св. Сабины в Риме (V), и ампулу Монцы (600 г.).

Дверь в Церковь Санта Сабины в Риме, 422-432 г.

На рельефе двери, в верхней ее части изображен Спаситель со свитком в левой руке. По сторонам от Него буквы «Альфа» и «Омега». Фигура Христа окружена лавровым венком, по сторонам которого помещены символы евангелистов – орел, лев, ангел и телец. В нижней части двери – три фигуры: Божия Матерь в центре, слева и справа от Нее апостолы, которые держат над Ней круг с изображением Креста.

Ампула Монцы, ок. 600 г.

На ампуле мы видим полностью сложившуюся иконографию праздника, отличающуюся только второстепенными деталями.

На некоторых поздних иконах мы можем увидеть одну очень примечательную деталь – камень со следами ног вознесшегося Спасителя на Елеонской горе.

Церковь Успения в Пароменье в Пскове, нач. 17 в

В «Хождении игумена Даниила» упоминается эта реликвия, хранившаяся в храме Вознесения: «И посреди того двора есть созданъ аки теремецъ кругло, и есть без верха; тако и во дне теремца. И в том теремци под самым врьхом темъ непокрытым лежит каменъ святый, иде же стоясте и нозе Пречистеи Владыки нашего и Господа».

Так же крайне редко встречается очень интересная иконография, когда Спаситель изображается на иконе дважды: в Своих обычных одеждах, благословляющий учеников, и в одеждах светоносных, возносящийся во Славе.

Передавая самый факт Вознесения Спасителя и учение о Церкви, икона Вознесения в то же время является и иконой пророческой, иконой предсказания Второго и Славного Пришествия Иисуса Христа. Поэтому на иконах Страшного Суда Спаситель изображается подобно Возносящемуся Христу, но предстает уже не как Искупитель, а как Судия Вселенной. Таким образом, икона Вознесения раскрывает перед нами грандиозную картину от Ветхого Завета до завершения истории мира.

«Ангели Твои Господи, апостолом глаголаху:  мужие галилейстии, что стоите, зряще на небо? Сей есть Христос Бог, вознесыйся от вас на небо, Той приидет паки, имже образом видесте Его идуща на небо: послужите Ему в преподобии и правде» (стихиры на литии).

По традиции, в завершении лекции было рассказано об иконах нашего монастыря.

В местном ряду центрального Вознесенского иконостаса, написанного в мастерской иконописной школы при МДА, справа от иконы Спасителя размещена икона главного престольного праздника.

 

Это копия иконы, находящейся в Третьяковской галерее из праздничного ряда иконостаса Успенского собора во Владимире 1408 года, написанного прпп. Андреем Рублевым и Даниилом Черным.

Еще одна икона находится в праздничном ряду – копия иконы также праздничного ряда Кирилло-Белозерского монастыря 1497 года.

Есть косвенные свидетельства, что на западной стене четверика над аркой входа находилось значительных размеров изображение Вознесения Господня к. XIX в., к сожалению, в наше время почти полностью утраченное.

Ранее, до появления полного иконостаса на алтарной преграде Вознесенского собора, в качестве местной храмовой иконы находилась икона Вознесения Господня, предположительно, конца ХIХ века (сейчас эта икона находится в атаре).

Она написана в технике масляной живописи. По стилю письма схожа с росписями Оршинского храма, выполненными в 1883 г. Икона имеет полукруглое завершение. Возможно, она находилась в местном ряду иконостаса. Иконография данного памятника имеет черты и западного, и православного искусства. Манера изображения восходит к западным образцам, но изображение по-православному целомудренно, и смысловые акценты расставлены во многом в соответствии с мистическим значением праздника. Спаситель изображен как бы идущим, взирающим вниз на апостолов и благословляющий их двумя руками. От главы Христа исходит свет, озаряющий тьму вокруг и символизирующий Его Божественную славу. Интересно, что для группы апостолов и Богородицы источником освещения является Господь. Свет, озаряющий контрастно и ярко, выхватывает из тьмы лик и фигуру Божией Матери, лик апостола Иоанна Богослова. Богородица взирает на Спасителя, руки Ее простерты молебно. Ее жест изображает ходатайство за мир. Она в синем мафории, как часто изображается в западных образцах, но со звездочками, обозначающими Ее Приснодевство.  Апостол справа, похожий на ап. Павла, как имеющий второстепенное значение, освещен менее остальных. Неудачным моментом, как следствие следования западной традиции, является изображение некоего апостола спиной и двух апостолов на заднем плане вообще в полной тени (в православной иконе все освещено изнутри светом и обращено на зрителя). На переднем плане внизу мы видим камень, с которого вознесся Спаситель. Внимание зрителя привлекает яркая белая жилка, благодаря этой детали камень   приобретает самостоятельное значение. Представляется, что есть моменты некоторой отсылки к изображениям Распятия и оплакивания: общее в построении композиции – акцентирование внимания на Богородице и апостоле Иоанне Богослове, изображение Спасителя с простертыми крестообразно руками.



Все новости