Вознесенский Оршин женский монастырь

ОРШИНСКИЙ СИНОДИК. Монахиня Пахомия (Анна Васильевна Меркулова, †6 марта 2011 г.)

м Пахомия

 

6 марта, в день, когда совершается память всех от века усопших православных христиан, отец и братий наших – во Вселенскую мясопустную субботу, накануне Недели о Страшном Суде, исполнилось 10 лет со дня кончины монахини Пахомии (Меркуловой), насельницы Свято-Екатерининского женского монастыря. Местом ее погребения Господь определил быть кладбище древней Оршинской обители.

Тихая, незаметная бабушка-прихожанка, жившая по-монашески в миру, тщательно исполнявшая заповедь Спасителя о служении ближнему буквально до тех пор, пока могла стоять на ногах (она жила в коммунальной квартире и ухаживала за одиноким тяжело больным соседом), сподобилась и принятия ангельского образа, и сугубого молитвенного поминовения.

Приводим воспоминания одной из инокинь нашего монастыря, которой довелось ухаживать за монахиней Пахомией и близко познакомиться с этой скромной подвижницей, умевшей разглядеть в каждом человеке самое главное – образ Божий.

 

* * *

Монахиня Пахомия, в миру Анна Васильевна Меркулова, родилась 2 февраля 1920 года. Родители ее рано умерли, и жила Аннушка у своего родного дяди на Урале. В 1941 году они переехали в Москву. Вскоре началась война, и Анна пошла записываться на фронт добровольцем. Сначала в военкомате ей отказали: таких, как она, хрупких и слабых девушек, было много. Потом сами вызвали и спросили, знает ли она немецкий язык. Анна сказала: «Знаю». И ей велели собираться. Пригодились ли ей знания немецкого языка, этого точно не могу сказать, а вот курсы медсестер пригодились. И раненых на себе она не раз выносила под обстрелом. Однажды перед боем Анна почувствовала себя плохо, но смолчала и осталась помогать раненым. Начальник санчасти заметил ее недомогание и велел ей померить температуру – было 39°. И несмотря на все сопротивления со стороны больной, ее тут же уложили и велели лечиться. Это была обычная простуда, по словам мать Пахомии, но скорее всего в очень тяжелой форме, так как больная даже бредила. Постепенно все нормализовалось, и Анна продолжала службу.

В обязанности Анны входило носить передачи и письма партизанам — дело рискованное. Один раз, когда она шла с таким письмом, неожиданно встретила в лесу немца, заметила его поздно, никуда уже не спрятаться, одна только мысль: «Сейчас выстрелит в меня!» Немец не стал стрелять, а… поздоровался. Девушка ему ответила также: «Гутен морген!». А когда прошла мимо и уже повернулась к нему спиной, вновь подумала: «Ну теперь точно выстрелит». А немец не стал стрелять…

Через какое-то время в подобной же ситуации немцы даже не стали ее обыскивать: поверили, что дома, в деревне, мама с ребенком ждут. Вообще ей все время попадались какие-то жалостливые немцы.

Однажды Анна возвращалась к своим с задания. Издали среди деревьев она увидела на дороге фашистов. Если пойти другим, обходным путем, попадешь на минное поле. Как быть? И к врагам подойдешь – смерть, и по полю идти большой риск. Анна решила пробираться по минам.

Господь помог дошла целая и невредимая.

Но на войне как на войне – были там и другие серьезные искушения. Мать Пахомия вспоминала происшествие, когда наши солдаты хотели отобрать у нее пальто. Анна стала плакать: «Где взять вещь в военное время?!». Они пожалели ее, но зачем-то отпороли все пуговицы (может, особый дефицит на пуговицы был?).

Еще был случай, когда она, будучи медсестрой, ехала в поезде с военными и поняла, что солдаты задумали недоброе против нее. Анна заметила, что дверь вагона открыта, и выпрыгнула из поезда на полном ходу. Шла по шпалам до станции два дня голодная. Вновь осталась жива и цела.

Так Божия благодать хранила от всякого зла будущую монахиню.

 

Анна Васильевна всю жизнь проработала медсестрой, была прихожанкой Екатерининского монастыря. После перелома шейки бедра попала в больницу. Никаких родственников у нее не было, требовался постоянный уход. После выписки Анну Васильевну забрали в родной Екатерининский монастырь. Вскоре постригли в честь преподобного Пахомия Нерехтского. Она была очень худенькая и небольшого роста, так что даже одна сестра легко могла посадить ее на коляску и выйти на прогулку.

Я всегда удивлялась тому, какое у матери Пахомии было великое терпение и смирение. Однажды одна сестра принесла еду, посадила мать Пахомию за стол и ушла ненадолго, но потом увлеклась уборкой и забыла про больную. Когда вспомнила и побежала к ней в келью, оказалось, что бабушка сползла с дивана и сидит на полу. Вместо выговора рассеянной сестре мать Пахомия стала оправдываться: «Да вот решила чулочки поправить и упала. Сижу и молюсь: «Господи, пошли сестру, чтобы подняла меня», – и ни слова упрека.

Всегда радовалась каждому приходящему к ней человеку.

За несколько месяцев до смерти мать Пахомии стало очень плохо. Пришедший врач сделал кардиограмму, которая показала остановку сердца. Матери Пахомии уже связали руки и ноги, положили две монетки на глаза, как делают покойникам, а она вдруг очнулась и, увидев священника, пришедшего отслужить панихиду, попросила просфорочку. Потом я спрашивала у нее, что она видела, когда умерла. Мать Пахомия говорила, что она долго шла по длинному коридору и вдруг увидела светящуюся икону свт. Николая такую же, какая была у нее дома, она помолилась перед ней и пришла в себя.

Умерла мать Пахомия 6 марта 2011 года в возрасте 91 год 1 месяц и 4 дня. Похоронена на кладбище в Вознесенском Оршине монастыре.

    

Лития на могиле мон. Пахомии. 7 марта 2021 г.

 

                                                 Вечная память приснопоминаемой

                                                             монахине Пахомии!

 

 



Все новости