Вознесенский Оршин женский монастырь

ОРШИНСКИЙ СИНОДИК. ПАМЯТИ МОНАХИНИ МАРИНЫ (ФЕДОРЕНКО)

12 мая мы сугубо вспоминаем монахиню Марину (Федоренко) – в день её перехода в Небесные обители.

Познакомились мы с ней в далеком 1992 году. Марина Николаевна узнала о существовании нашего, тогда еще лежащего в руинах, монастыря и сразу же рванулась на помощь. Машина, которая ее привезла, кое-как преодолела занесенную снегом лесную дорогу, но застряла в сугробах на поле.  Так, утопая в снегу по пояс, Марина впервые добралась тогда до Орши. Она сразу же стала большим другом и помощником нашей обители. Много потрудившись на благо Церкви в миру, уже неизлечимо больная, Марина приехала к нам навсегда за 3 месяца до конца своей земной жизни.

Сегодня мы вновь пропели на могиле приснопоминаемой монахини Марины «Вечная память…» и неизменное «Христос воскресе!» – ведь 12 мая всегда бывает до Отдания Пасхи.

Марина Николаевна на протяжении многих лет была неустанным помощником архимандрита Дионисия (Шишигина, †1.12.2017) в деле возрождения московского храма свт. Николая Мирликийского в Покровском (ул. Бакунинская, 100) https://nikolopokrov.ru/

Ниже приводим статью, посвященную памяти монахини Марины и опубликованную в приходской газете храма свт. Николая Мирликийского в Покровском «Никольский листок» вскоре после её блаженной кончины.

ПАМЯТИ ХРАМОЗДАТЕЛЯ

12 мая 2011 года отошла ко Господу монахиня Марина (Марина Николаевна Федоренко), неустанная помощница архимандрита Дионисия (Шишигина) в деле возрождения храма святителя Николая Мирликийского в Покровском. Своей любовью к храму Божию, четкостью в работе, строгостью к себе и ближним она снискала любовь окружающих. Марина Николаевна незаметно совершала дела милосердия, помогая людям делом, словом, советом, а иногда и просто своим выразительным взглядом.

Печалью отозвалась весть о ее кончине в душах наших прихожан. В этот день настоятелем нашего храма была совершена панихида. Архимандрит Дионисий обратился к присутствующим со словом памяти Марины Николаевны:

«Сегодня Господь призвал в Свои вечные обители монахиню Марину, нашу Марину Николаевну Федоренко. О храмоздателях всегда Святая Церковь молится особо. Когда этот человек был рядом с нами, мы наверно не предавали этому особого значения, и ее труд воспринимался как само собой разумеющееся. Она была частью нашей приходской жизни. У нее был сложный характер, она могла нравиться нам или не нравиться, но она была плотью от плоти нашего прихода.

Господь каждого человека приводит к Себе только Ему ведомыми путями. Марина Николаевна обрела Бога в своей душе будучи зрелым, сложившимся человеком. Она никогда не возвращалась к памяти о прежней мирской жизни. А путь ее был достаточно интересным. Ей Богом было много дано, много даров. Ее хорошо знали те, кто связал свою жизнь с культурой кино. Она была близка к ним и могла бы продолжать жить богемной, для кого-то привлекательной и интересной жизнью. Она нашла другой путь, без которого все остальное оказалось суетой. Придя в Церковь, она не пыталась из себя строить святошу, как это часто бывает у неофитов. Господь вел ее к Себе через духовные борения и испытания. Благодаря церковным послушаниям выкорчевывалось все то наносное, суетное, что часто бывает присуще нам.

Не всем Господь дает возможность видеть плоды своих трудов. Она совершила подвиг возрождения храма и смогла увидеть благолепие своего храма. Господь призвал ее на самом взлете духовного роста. Если и было что-то, что могло омрачить ее дух, верим, она искупила грехи своими страданиями. Тяжелая болезнь очистила ее от всякой скверны. Она очень стойко, по-христиански, прошла последний отрезок своего жизненного пути. Она тихо, спокойно завершила свою земную работу, свои послушания, и ушла в монастырь, куда душа ее стремилась много лет.

Будем молиться о ней, молиться и вспоминать ее, вспоминать и продолжать дело, которое начала она, дело церковного строительства.

Имя ее останется в вечности, в вечной памяти Творца. Мы не осиротели, мы приобрели. Помолимся, чтобы Господь даровал ей благая Своя в селениях с праведными».

Марина Николаевна родилась в Одессе 23 марта 1952 года. Ее дед был военным комиссаром. По долгу службы ему не раз приходилось выполнять «грязную работу» (Марина Николаевна сильно об этом переживала и всегда просила, чтобы Господь простил его вольные и невольные, но тяжкие грехи). Строгая дисциплина и четкое исполнение приказов лежали в основе ее воспитания. Мать ее рано ушла из жизни, и девочка отогревала свою душу у любимого деда, которого вспоминала до конца своих дней. Она рано покинула семью и в поисках счастья отправилась в Москву, где поступила в Историко-архивный институт. Она любила кино, актеров, знала живопись, обладала прекрасным вкусом, у нее было много знакомых актеров: Е. Матвеев, Л. Смирнова, Н. Бурляев, В. Рыжаков и многие другие – всех не перечислить. У Евгения Матвеева она бывала дома, дружила с его дочерью.

Какое-то время она проработала в Дирекции кинотеатров г. Москвы, там познакомилась с Е. Жариковым, и он пригласил ее в 1988 году в Гильдию актеров кино России при Союзе кинематографистов, где она работала администратором и художником-оформителем. Марина была в гуще актерской «богемной» жизни, но влиться в нее не стремилась и даже как-то не вписывалась. На бесконечных праздниках, юбилеях, фестивалях, банкетах найти ее можно было или в последнем ряду зала, или за крайним последним столом на банкете, хотя основную работу для этого праздника вместе с другими делала именно Марина.

Праздничные мероприятия проходили не только в Москве, но и в домах творчества кинематографистов. С началом перестройки начались встречи творческой интеллигенции с духовенством. На Тверской земле, где находился один из таких домов творчества, и состоялась первая встреча Марины Николаевны с Русской Православной Церковью. Любовь к Тверской земле поселилась в ее сердце.

В 1990 году Марина познакомилась с Элеонорой Николаевной Бурса, которая вскоре привела ее к купели Святого Крещения. Крестил ее протоиерей Сергий Правдолюбов в Троицком храме в Голенищеве.

Когда ей предложили стать директором кинотеатра «Повторного фильма», закрытого на ремонт, она согласилась, увидев в этом возможность превратить кинотеатр в Центр славянского кино (эту идею поддерживал Н. Бурляев, он тогда только задумывал свой фестиваль «Золотой витязь»).

После своего крещения в 1991 году Марина твердо решила, что будет добиваться открытия кинотеатра со статусом «Центр Православного кино». Она упорно стучалась в чиновничьи кабинеты городского руководства. Писалось множество писем, собирались подписи актеров. С интересом поддержала эту идею Церковь. На каком-то этапе хлопот состоялось ее знакомство с архимандритом Дионисием.

Но здание на Никитском бульваре и «Центр Православного кино» для властей 90-х оказались вещи несовместимые. В 1997 году старинный дом, известный в архитектурных кругах отлично сохранившейся парадной лестницей, отдали расположенному в соседнем доме Театру у Никитских ворот, а Марина Николаевна начала свой многотрудный путь восстановления порушенной московской святыни – храма святителя Николая в Покровском. За труды, понесенные в деле воссоздания храма святителя Николая Мирликийского в Покровском, Марина Николаевна была удостоена патриарших наград.

2011 г.

1992 г.

Хлебзавод в здании храма.1932-1986 гг.

Интерьер храма. 2011 г.

Марина Николаевна Федоренко (справа)
29 июня 1997 года

Рабочий кабинет Марины Николаевны
Фото с сайта  благочиния Богоявленского округа Москвы http://www.bogoyavlenskoe.ru/root2950/hrami_v_pokrovskom_3

Придя к вере, Марина Николаевна принимает горячее участие в восстановлении порушенного Вознесенского Оршина монастыря. С его первой настоятельницей игуменией Иулианией и сестрами она сроднилась за долгие годы по воссозданию и благоукрашению обители. Взаимные горячие молитвы ко Господу поддерживалии труждающихся подвижниц. Оршин монастырь стал ее родной семьей, куда она стремилась с самого начала прихода в наш храм. Но Господь судил иначе. И Марина Николаевна пила все эти годы искупительную чашу за грехи своих близких.

Шли годы, сестры становились игумениями других монастырей, и начинался новый труд по восстановлению вверенных им обителей. И неустанной помощницей в этом деле вновь была Марина Николаевна. Так, родными для нее стали Свято-Екатерининский монастырь в Твери, созданный на основе подворья Оршина монастыря в 1996 г., с 1999 г. – Христорождественский монастырь, куда назначили игумению Ларису (Лобанову), а с 2008 г. и Николо-Клобуков монастырь в Кашине (настоятельницу этого монастыря будущую Матушку Варвару в далеком 1993 г. Марина Николаевна впервые привезла в тверской монастырь; тогда думалось, что на несколько дней – «в гости»).  Снова труды и молитвы о родных сестрах.

А ведь надо было спасать и свою душу, и Сердцеведец Господь не оставил рабу Свою, посетив ее болезнью. Молились о болящей Марине все вместе и настоятельницы монастырей, и их насельницы, духовенство нашего храма и его прихожане, все кто любил и уважал Марину Николаевну.

В феврале она ушла в монастырь. 25 февраля Марина Николаевна была пострижена в ангельском чине. На постриге присутствовали ее сестры во Христе – игумении тверских монастырей.

Через два с половиной месяца страданий, ежедневного Причастия Святых Христовых Таин она мирно отошла ко Господу, к которому так стремилась и отдала всю свою жизнь без остатка. Отпевали ее 13 мая в Вознесенском соборе Оршина Вознесенского монастыря по полному монашескому чину. На заупокойном богослужении вместе с сестрами молились четыре игумении: игумения Вознесенского Оршина монастыря Евпраксия, игумения Свято-Екатерининского монастыря Иулиания, игумения Христорождественского монастыря Лариса и игумения Николаевского Клобукова женского монастыря Варвара. В чине отпевания принимал участие и диакон (теперь священник Никольского храма в Покровском) Георгий Брылев. По окончании прощания гроб с телом монахини Марины был отнесен матушками-игумениями с сестрами на монастырское кладбище и предан земле. Так место своего упокоения монахиня Марина обрела в любимом монастыре.

Вечная ей память!

Погребение монахини Марины. Архив Вознесенского Оршина монастыря

Венком на могилу монахини Марины стало стихотворение Элеоноры Николаевны (в крещении Ларисы):

Псалтырь, свеча – как на картине,

В окно струится слабый свет;

В гробу – монахиня Марина,

Душа, принявшая обет.

 

Я с ней одна в пустом соборе,

Творю молитву нараспев,

Она в монашеском уборе

С лицом, закрытым ото всех.

 

Мы здесь в земном, она – уже в небесном,

Мы в суете, а ей блистает свет;

Об этом воплощении чудесном

Все будем помнить, сколько Бог даст лет.

 

Все отойдет: и это отпеванье,

И лития, и тихий плач людей;

С ней навсегда надгробное рыданье

Сестер-монахинь – черных лебедей.

14.05.2011г.

Никольский листок №5 (130), 2011



Все новости