Вознесенский Оршин женский монастырь

ПОДВИГОМ ДОБРЫМ ПОДВИЗАХСЯ, ТЕЧЕНИЕ СКОНЧАХ, ВЕРУ СОБЛЮДОХ

Памяти новопреставленной игумении Ольги (Назмутдиновой)

В дни Святой Пятидесятницы совершается сорокадневное странствие души новопреставленной Матушки Ольги – игумении Николо-Теребенской пустыни, возобновительницы старинного монастыря, неутомимой труженицы, молитвенницы и необычайно мужественного человека. Примечательно, что именно на эти дни приходятся и основные праздники обители:

30 апреля – обретение мощей прп. Александра Свирского (кроме надземного монастыря был еще и обширный подземный – множество келлий монахов-отшельников и храм преподобного Александра Свирского, которой, по одному из преданий, начинал свой молитвенный подвиг именно здесь);

22 мая –день перенесение мощей свт. Николая (именно сам Угодник Божий в XV веке чудесным перенесением своей иконы указал место для построения церкви и будущего монастыря);

27 мая прославляется главная святыня обители – Теребенская икона Божией Матери, прославившаяся в 1654 г. во время страшной эпидемии моровой язвы, когда жители Бежецкого края начали усердно молиться перед чудотворным образом святителя Николая и чтимой в монастыре иконой Божией Матери.  Вскоре моровая язва в городе и крае стала прекращаться, а икона Теребенской Божией Матери с той поры стала почитаться как чудотворная.

30 мая – 40-й день по кончине досточтимой Матушки Игумении.

На начало мая приходится также память св. апостола от 70-ти Нафанаила. 5 мая – день именин псково-печерского архимандрита Нафанаила (Поспелова). В многом именно благодаря ему будущая игумения Ольга решилась на подвиг восстановления разрушенной пустыни. Об этом поведала её давняя знакомая, ныне тоже насельница одного из тверских монастырей.

Игумения Ольга (в миру Татьяна Сергеевна Назмутдинова) родилась в Одесской области в 1952 году. По профессии экономист-бухгалтер, она одно время возглавляла Тверской епархиальный склад, затем работала аудитором в крупной московской фирме.

6 июля 2004 по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора была пострижена архимандритом Адрианом в монашество в Свято-Екатерининском женском монастыре и сразу же направлена настоятельницей Николо-Теребенской пустыни. Хозяйственную жизнь в монастыре ей удалось в скором времени возобновить. К энергичной и приветливой Матушке сразу же потянулись прихожане — дарили технику и коров, приносили кур («Пусть яйца вам несут!) и картошку с капустой. В короткое время были налажены отношения с районной администрацией, общественностью района. Помощники-трудники всегда отзывались о Матушке с любовью и уважением.

Конечно, в возрождающейся обители было очень нелегко, случались нередко моменты очень глубокой скорби, но Матушка Ольга никогда не отчаивалась, молилась ночами (утро-день-вечер уходили на деловые попечения, работу с трудниками). По ее словам, всегда на помощь приходили Пресвятая Богородица и святитель Николай. Поселок, в котором находится монастырь, не превратился в безлюдный пустырь, и многие жители изъявили желание трудиться в обители: распахивали земельные участки, пасли и доили коров, заготавливали сено.

Обустраивался постепенно Благовещенский храм. Службы проводились регулярно по воскресным дням и праздникам. Священники приезжали из Максатихи. Сестер в монастыре почти не было, но очень помогали прихожане.

Матушка после тяжелых травм (попала в аварию вскоре после своего назначения настоятельницей) едва передвигалась, часто не могла бывать в храме, но строго следила, чтобы службы исполнялись по уставу. К священству относилась с должным почтением. На все праздники (свидельствую, как очевидец, и по ее рассказам) — Рождество, Пасху, престольные праздники – приезжало много паломников из Москвы, Санкт-Петербурга, Твери и Тверской области. Храм был заполнен молящимися, среди них и дети из окрестных деревень. Алексей Николаевич, краевед, учитель местной школы, увлеченно проводил экскурсии.

После Литургии всегда была трапеза для гостей. Готовили трудники, а первое время, когда не хватало помощников и ещё были силы, – сама Матушка по ночам пекла пироги, резала салаты. Иногда, по словам Матушки, кормили до ста человек паломников. Всех встречала с любовью и радостью, приглашала к себе.

В монастыре всегда ощущалась доброжелательная и приветливая атмосфера, с настоятельницей можно было побеседовать в ее приемной. Матушка Ольга со тщанием и смирением несла свой крест игуменства, не жаловалась, не искала перемены места, не роптала. Желание ее было четким — зажечь в сердцах жителей близлежащих деревень утраченный огонек веры и любви к Богу, к Православию, к Церкви. Она была очень внимательна к простому деревенскому люду, хотя и терпела от них много неприятностей, особенно в первые годы. Миссионерская работа монастыря была заметна: если в первые годы   в храме на службе было просторно, то год назад — на праздник Теребенской иконы Божией Матери 27 мая в храм можно было только еле-еле протиснуться. Случались и явные чудеса – несколько лет назад все паломники были удивлены явным чудом обновления росписей в Никольском храме.

Фото с официального сайта Николо-Теребенского монастыря http://nik-ter.ru/

Матушка Ольга, еще будучи в миру, обращала на себя внимание своим искренним желанием послужить ближним, особенно престарелым. Навыкала послушанию – стремилась следовать советам старших духовных сестер-наставниц Валентины Никаноровны и Валентины Ивановны. В последние годы ее мирской жизни в любую свободную минуту стремилась в храм, училась на Богословских епархиальных курсах при Свято-Екатерининском женском монастыре. На молитве была сосредоточенной. Праздно ни с кем не разговаривала, но на общих праздничных трапезах была общительна, поддерживала разговор о духовном, предпочитая, впрочем, назидаться от более опытных. Нельзя было не заметить, как она постепенно менялась.

Стремление послужить, угостить, поработать на благо ближнего даже в ущерб своему сну, отдыху, здоровью приоткрылись, когда мы ездили в Псково-Печерский монастырь поздравлять с днем Ангела архимандрита Нафанаила, духовника Валентины Никаноровны Чаплинской и многих из нас, — 5 мая 2002 года.

Когда мы стали выгружать свои подарки, у всех было по пакету, по сумке, а у нее — лично испеченные торты. Их было так много, что они занимали все багажное отделение «Газели». А времени было — одна ночь. Помню, насколько мы все были удивлены и ее любовью к отцу Нафанаилу, и кондитерским мастерством, и трудолюбием.

Увидев такое множество угощения, Валентина Никаноровна, казалось бы, привыкшая ко всему необычному, не удержалась и воскликнула: «На весь монастырь!»

Валентина Никаноровна Чаплинская
Валентина Никаноровна Чаплинская (+2 октября 2017)

Это было отличительной чертой матушки Ольги — не жалеть себя, свои силы, свое личное время для других. При этой встрече с отцом Нафанаилом она держалась позади всех, благословение принимала с низким поклоном. Сразу же после беседы с батюшкой мы оживленно обменивались впечатлениями и рассказами, что он кому благословил, и лишь Татьяны Сергеевны среди нас в тот момент не было, очевидно, она ушла в храм. В ней сразу же явно почувствовалась некая перемена. Возможно, через батюшку Нафанаила открылась воля Божия о её будущем служении и скором постриге, но все это осталось сокровенным. Впрочем, мы уже давно на опыте знали, что отец Нафанаил прозорлив и ничего не говорит напрасно…

Помню, что на ее постриге я очень плакала, не понимая, как можно сразу из мира стать настоятельницей. Но вера и послушание Матушки не посрамили ее. С Божией помощью, она достойно несла свой трудный игуменский крест.

Фото с официального сайта Николо-Теребенского монастыря http://nik-ter.ru/

Фото с официального сайта Николо-Теребенского монастыря http://nik-ter.ru/



Все новости