Вознесенский Оршин женский монастырь

«Сокровища памяти нашей». Цикл бесед из истории Русской Православной Церкви XX столетия. 4 апреля – воспоминания игумении Евпраксии

 

4 апреля, в Неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную, в Вознесенском Оршине женском монастыре продолжился цикл бесед из истории Русской Православной Церкви XX столетия «Сокровища памяти нашей». Темой занятий, которое проводила матушка Игумения Евпраксия, стали воспоминания о жизни Церкви в 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия.

Матушка напомнила, что в сегодняшний день в разные годы отошли ко Господу удивительнейшие люди, истинные служители Богу и ближним.

Пять лет назад скончалась игумения София (Комарова), которая почти четверть века стояла во главе одной из самых известных обителей России – Свято-Покровского женского монастыря в Суздале, где принимали монашество многие представительницы аристократических династий России, русские царевны и царицы. Среди них – первая жена царя Василия III Соломония Сабурова, ставшая преподобной Софией Суздальской.

В начале же 90-х годов, когда матушка София приехала в монастырь с первыми сестрами, часть келейных корпусов еще долгое время были валютными гостиницами для интуристов, а в старинном соборе размещался ресторан. Этому поруганию святыни можно было противостоять строгой жизнью, непрестанной молитвой и неустанным дерзновенным хождением по инстанциям с просьбой вернуть то, что всегда принадлежало монастырю.

Монашеский путь матушка София начала сразу же по окончании медицинского института – летом 1973 года она была тайно пострижена в иночество вместе с будущей пермской игуменией Марией (Воробьевой) одним из последних оптинских монахов архимандритом Амвросием (Ивановым), жившим в селе Балабаново, что по Курской дороге. Потом – годы работы по специальности и жизнь в послушании лаврскому старцу архимандриту Науму. Как подготовка к будущему игуменству – послушание старшей сестры в Эстонии, в селе Песочное Ярославской области.

Сегодня же день памяти рабы Божией Валентины – Екименковой Валентины Михайловны, талантливого тверского педагога, прекрасного методиста, разработчика уникальной для начала 90-х годов прошлого столетия программы по православной этике, автора замечательной книги о работе с детьми в области православного воспитания «Вера исправляет сердца», удивительно отзывчивого и жертвенного человека, постоянно сверявшего свою жизнь с заповедями Евангелия, успевшего сделать много добрых дел и для нашей обители. https://orshin.ru/about/news/orshinskij-sinodik-valentina-mihajlovna-ekimenkova-†4-aprelya-2003-g.html

Сугубо сегодня молились и о упокоении девицы Наталии, чья земная жизнь не достигла и тридцатилетнего рубежа, церковная продлилась не больше пяти лет, а в жизни вечной она сподобилась за пламенную веру предстояния пред Престолом Святой Троицы.

На занятиях присутствовали насельницы монастыря, воспитанницы Детского центра «Родник», паломники, трудники, а также наши помощники и прихожане – жители Твери, Орши, окрестных деревень.

Ниже приводим воспоминания матушки Евпраксии о девице Наталии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

* * *

Я хотела вам рассказать еще про одного удивительного человека, у которого сегодня, четвертого апреля, день памяти. Это Наташа Корзыкова. Она у нашего старца, архимандрита Наума, оказалась в 25 лет, а в 29 ее на свете не стало. Вот так получилось. Она была необыкновенно талантлива. Училась в авиационном институте. Я помню, когда мы познакомились, я к Наташе пришла домой и увидела на стенах комнаты ее картины. Не вполне оригинальные были картины – напоминали работы Модильяни, но очень талантливые. Еще она писала песни, играла на гитаре. Говорят, что хорошие были песни, но я их уже не слышала. А потом, когда она пришла к вере, у нее настолько пламенно все было (она еще тогда старца нашего не знала), что она все бросила. Все сразу: и институт, и музыку, и живопись. То есть она ничего знать не желала, кроме молитвы и «Лествицы». У нее эта книга стала самой любимой, она с ней просто не расставалась. Когда она впервые оказалась у нашего старца, он ей сразу сказал: «Ищи себе место на кладбище».  А у нее был дед, могила которого на Даниловском кладбище, в двух шагах от могилы блаженной Матроны, дед этот пешком ходил в Иерусалим. И Наташа молилась на Даниловском кладбище, как бы присматривала себе место, понимала, что она там окажется. Только непонятно было, почему она должна была так быстро там оказаться – молодая совсем девочка, здоровая, талантливая. А тут старец наш ее благословляет идти петь в Ризоположенский храм к отцу Даниилу – Сарычеву Ивану Сергеевичу. Она очень музыкальной была, только пришла в храм, встала на клирос, а через год уже регентовала. Вот такой человек.

И вот о. Наум ей говорит: «Учи Псалтирь наизусть». Она выучила Псалтирь наизусть, и стала каждый день читать Псалтирь целиком. От начала до конца, каждый Божий день.

Она мне говорила: «Я даже на Пасху читаю, потому что знаю, если я один день пропущу, то потом себя уже не заставлю». Вскоре Наташа уговорила одну свою подругу тоже выучить Псалтирь наизусть, и они начали читать ее пополам: например, в понедельник Наталья читает первые десять кафизм, а подруга – вторые десять, на следующий день Наталья читает вторые десять, а подруга – первые десять.

«Теперь учи наизусть часы», – благословил ей старец, и ей пришлось еще и часы читать наизусть ежедневно.

Рассказывали, что днем между службами она уходила читать Псалтирь на могилу блаженной старицы Матроны. А когда встречалась со своими, теперь уже верующими подругами, читала им вслух «Лествицу».

Потом наш старец узнал, что какое-то время, после того, как бросила институт, она работала в тубдиспансере санитаркой, чтобы какие-то денежки были, как-то стыдно было просить у родителей. Они были небогатые, папа – преподаватель физкультуры в школе, мама тоже что-то такое преподавала. Вскоре крестилась ее мама, была –  Марта, стала – Марфа. В этом своем туберкулезном диспансере Наташа и подхватила палочку Коха, а у молодых процесс идет очень быстро. Она еще не знала, что болеет, а о. Науму это сразу было открыто.

Наташа все звала меня: «Приходи, помогай на клиросе». Она почти не могла уже больше петь, и когда я, наконец, пришла в Ризоположенский храм к о. Даниилу (о. Наум буквально приказал мне туда идти), оказалось, что я ее заменила в этом маленьком хоре отца Даниила (Сарычева).

И что только наш старец ни делал – отправлял Наташу в Ялту лечиться, куда только не отправлял, а процесс все идет, идет, остановить его невозможно. Отправили ее в туберкулезную больницу в Сокольниках. Она из палаты сбегает, залезает на чердак и там читает Псалтирь – в палате-то девчонки неизвестно о чем разговаривали. Ее вылавливают, опять в палату водворяют, она под лестницу залезает и там читает Псалтирь наизусть. Я помню, к старцу нашему пришла, он мне все это рассказывает, говорит: «Вот так надо в Царство Небесное пробиваться». А потом она уехала, она очень хотела в монастырь. Монастыри в России тогда еще были все закрыты. Она уехала в Киев, стала проситься в Покровский монастырь, но игумения, когда узнала, что у нее открытая форма туберкулеза, конечно, взять ее не смогла. И Наташа сняла себе какую-то комнатку под стенами монастыря, там она жила, ходила на службы, и там она и умерла. Умерла она 4 апреля в 1984, кажется, году. Ее привезли уже в цинковом гробу в Москву, и хоронили мы ее то ли 6 апреля, то ли 8 апреля… Не помню точно день, но это было около Благовещения. В Москве совсем тепло было. Стоим мы на кладбище около могилки, а могилка-то оказалась на Даниловском кладбище. Недалеко от ограды нашлось ей место, видимо, потому что дедушка там был похоронен, поэтому разрешили ее там хоронить. Пошел тихий-тихий снег. Откуда он взялся? Среди ясного неба. Какая-то тучка налетела и тихий-тихий снег пошел и тоненьким-тоненьким слоем все покрыл. Такая тишина настала. Это было на Даниловском кладбище нашем любимом, куда мы всегда ходили к блаженной Матроне, к старцу Аристоклию, к старцу Исайе. Наташа так ушла…

А старец наш потом мне сказал, что она предстоит пред Престолом Святой Троицы. И много лет подряд каждый свой отпуск последний день он проводил на могиле у Наташи. Вот так он переживал за нее, переживал, что не смог вымолить ей здоровье, это было просто нереально. И в последний день отпуска он приезжал на Даниловское кладбище и целый день сидел у нее на могилке, молился. Вот, Наташа Корзыкова, девица Наталья, которая предстоит Престолу Святой Троицы. Она все эти годы у нас записана, обратите внимание, все время мы ее поминаем. Вот такой сегодня день.

 



Все новости