Вознесенский Оршин женский монастырь

Язык, которым с нами говорит Бог

 

Сегодня день памяти монашествующих – и Соловецких святых, и Валаамских святых. Там было огромное количество святых, в этих двух ведущих монастырях России, и они за нас молятся, особенно, если мы сами к ним будем обращаться. Апостол Матфий, выбранный по жребию, сегодня празднуется, и еще много святых с удивительными житиями празднуются сегодня, у кого есть время – познакомьтесь.

А я хочу сказать, что сейчас особенно нужны наши молитвы. Мне позвонили из Дивеева, там пожарные просят: «Помогите нам молитвами!  Просим вас молиться». И если кто-то понимает, что такое Саров, к которому огонь подходит, и что будет, если он туда все-таки пройдет, и какие потом будут последствия, то может представить масштаб трагедии. Поэтому очень большая просьба ко всем усилиться в молитве –  может, кто Евангелие почитает, может, поклончик положит, может, Псалтирь почитает. Кто-то просто помолится: «Господи, помоги, сохрани нашу Родину», – потому что понимает, что такое Саров, и что он для нас значит. Так что молитесь – пока еще не очень получается справиться с пожаром. Якутия сгорает. Мы здесь хорошо живем, радуемся, а там уже неисчислимое количество гектаров леса сгорело на сегодняшний день.

Эти вещи надо знать, не пребывать как духовные младенцы: «Все у нас прекрасно». У нас не все прекрасно. Такие события скорбные – это голос, язык, которым Господь обращается к нам: «Как вы живете, так и получаете». И ждет Господь покаяния. Ну ничего не стоит Ему в один момент этот ливень, который сейчас заливает южные районы нашей страны, перенести в Якутию, и там за полчаса ничего не останется от этого пожара.  Богу трудно это сделать? Нетрудно. А почему этого не происходит? Потому что нет покаяния. Нет покаяния в Якутии, нет покаяния в южных районах нашей страны, нигде нет. Неужели все в храм побежали? Храмы «ломятся» от прихожан? Где это все? У нас в храме как-то свободно, прохладненько. Все открыто – пожалуйста, приходите. И что? А ничего.  И вот так везде. Так что, как мы живем, так и получаем, то есть просто переполнилась чаша долготерпения Божия. Я вам сейчас радостные вещи говорить не буду, потому что все это очень тревожно. И всех думающих людей это должно беспокоить, потому что сейчас совершенно библейские вещи происходят. Вот мы читаем в Ветхом Завете, что Господь посылал казни египетские фараону, пока до него не дошел смысл происходящего. Так и нам казни посылаются, а до нас все никак не доходит. Люди живут как ни в чем ни бывало. И все говорят: «Как нам плохо: зарплата маленькая, пенсия маленькая…» Прости меня, ты должна была десять детей родить, а родила одного, где твои дети – они бы и помогали… Пенсия нужна… А какая пенсия? Слава Богу, что вообще живешь еще на свете. Ну, и так далее. Где покаяние? Где этот вопль народа к Богу? Покаялась Ниневия, которой было предсказано, что через сорок дней ее вообще не останется. И что? Сам глава этого города оделся в рубище, сел на пепелище, принес покаяние. Весь город постился три дня, они вообще ничего не вкушали – ни младенцы, ни скоты даже не ели ничего, даже воды не пили три дня. И это глубокое покаяние привело Бога к благорасположению, к милости. И Ниневия еще много-много десятилетий существовала. Ничего не случилось из обещанного, потому что Бог таким грозным предупреждением вызвал покаяние в сердцах людей.

А мы с вами как живем? Как живет наша страна? Вот ничего не меняется, хоть тресни. Хоть потоп, хоть пожар – полстраны горит, полстраны заливает. И где, где эти переполненные храмы, где призывы к покаянию, где те люди, которые резко меняют свою жизнь? Нет этого ничего. Если этого ничего не будет, значит, будет продолжаться то, что мы сейчас наблюдаем. Помните, когда пришел Господь в Троице к Аврааму праведному и сказал, что за беззакония Содома и Гоморры они будут разрушены, будут уничтожены. Что тогда произошло? Он стал говорить: «Господи, а если семьдесят праведников найдешь, пощадишь город?». А там сотни тысяч людей было, в этих городах. Он-то знал, что нет семидесяти. «А если шестьдесят?» – «Да». – «А если сорок?» До десяти дошел: «Господи, а десять если найдешь, пощадишь город?». Господь отвечает: «Да». Но не было там и десяти. Все, конец разговору. Пусть они выйдут, эти четыре человека, которые живут благочестиво, а на остальных сошел каменный огненный дождь сначала, а потом затопило все. Теперь там Мертвое море. Там ни птички, ни рыбки, ничего. 40% соли и вообще ничего хорошего.

Вот этот таинственный десяток может спасти весь мир. Конечно, не именно десять человек. Это может быть какое-то количество людей, какая-то критическая масса, меньше которой эту лавину уже остановить невозможно. Есть какая-то критическая масса людей, которые должны жить прилично. Это какое-то количество людей в стране, в городе, в деревне. Не стоит село без праведника. Не зря же такая пословица была: «Не стоит село без праведника». Где эти села? Мы все говорим: «Разрушено сельское хозяйство, нет школ, больниц…» А вот умерли те старушки, которые молились, и теперь мы едем и видим пустые разрушенные деревни, никого там нет, все травой зарастает. Потому что не стоит село без праведника. И не стоит страна без праведника. Когда исчезнут люди, которые молятся, тогда все, Богу такое человечество не нужно, Он не для того людей создавал, чтобы они если, пили, размножались и думали только о земном. Не для этого люди живут на земле. Мы рождены для Неба. Надо здесь, на земле, жить так, чтобы одной ногой на земле, а все остальное – там. И душа, и устремления, и мысли наши. И жизнь наша должна быть совершенно небесной. Пока мы этого не поймем, пока мы не изменимся, будем терпеть то, что Господь посылает, пока до всех не дойдет. Поэтому надо как-то усилиться и молиться очень серьезно. Прежде всего молиться, чтобы в одних областях сейчас погас огонь, который уничтожает наши леса, деревни сжигает, а в других чтобы прекратились проливные дожди.

Нужно понимать, что это – язык Бога. Господь посылает скорби, чтобы до людей наконец дошло. Не дойдет – значит, еще получим. Поэтому надо молиться, как меня батюшка один научил: «Господи, дай им покаяние без наказания». Господи, дай разум, чтобы все это как-то остановилось, чтобы люди изменили свою жизнь и пришли в покаяние. А нам придется молиться за себя и «за того парня». Если они не хотят, значит, с нас, православных, особенно монахов, спрос ещё больше.

Поэтому вот так – собрались вместе и молимся за Родину нашу, которую заливает, сжигает. Помоги Господи!



Все новости